Спрячешься с мягким знаком

Гусейнова Ольга Вадимовна. От судьбы не спрячешься! Книга вторая

спрячешься с мягким знаком

Мягкий знак не пишется после шипящих «ж», «ч», «ш», «щ» в конце существительных мужского рода 2 склонения и женского рода 3 склонения. Куда же от них спрячешься? болтали, присев на травку, под тем самым ореховым кустом, под которым нашли мешок, куда был заточён Мягкий знак. Без тебя не покатаешься на конЬках и не спрячешься от жаркого солнца в тенЬ. Не будет варенЬя, а Правда? – обрадовался Мягкий знак. – Значит.

Почему-то эту шестерку я боялась гораздо больше, чем всех наемников Варгоса, ведь с ними при самом неблагоприятном раскладе я бы смогла справиться, обернувшись волком, да сбежав в конце концов, а вот с этими, более чем уверена, такой финт не пройдет. Черными тенями они скользнули к бараку, демонстрируя четкую слаженную работу профессионалов. Не делая лишних движений и двигаясь с опасной грацией хищников, они буквально за пару секунд преодолели слабо освещенное пространство и, никем не замеченные, скрылись из поля зрения, прижавшись вплотную к стене.

Усилием воли скинула с себя оцепенение и ринулась в спальный отсек, где отдыхали мои коллеги и друзья Катерсоны. Закрыв Нильсу рот, от чего он тут же проснулся, знаками предложила помолчать и разбудить Эттель. В его глазах удивление и напряжение сменились пониманием и готовностью к действиям.

Узнав меня за три месяца очень хорошо и понимая, что просто так я бы себя не вела, Нильс быстро встал и разбудил Эттель таким же образом как и я. Она только успела протереть глаза со сна и свесить ноги с кровати, как в нашу убогую спальню-барак скользнули две тени и замерли, молча уставившись на. Я стояла к ним ближе всех и, тоже затаив дыхание, рассматривала. Ближайший ко мне мужчина, которого я увидела первым выходящим из воды, поразил слишком, по моим трусливым меркам, высоким ростом, мощным торсом и длинными сильными ногами, туго обтянутыми черным гидрокостюмом.

Но главное - это его лицо, сейчас, когда он снял капюшон, особенно выделялся большой орлиный нос, скорее придающий ему хищности, чем портящий общий вид. Глубокие блестящие в свете тусклой лампочки зеленые глаза, глядящие на нас с холодным интересом и полные, но при этом жестко поджатые губы. Смуглая синеватая от проглядывающей щетины кожа и черные как вороново крыло, блестящие короткие волосы выдавали в нем европейца с французскими корнями.

Мужчина, стоящий за ним, с таким же мощным телом, но отличался более светлой кожей, римским профилем и ледяными голубыми глазами, в которых не отражалась ни одна эмоция. Но ни сильное чувство опасности, исходящее от них, ни внушительные габариты или холод в глазах испугали. Даже не то как они молча рассматривали нас, словно добычу оценивая.

Меня до дрожи в коленях, до холодной мерзкой потной струйки вдоль позвоночника, до ледяного комка в груди напугал их мускусный тяжелый аромат зверя, сидящего в каждом из. Передо мной стояли двое оборотней, а скорее всего таковыми являются все шестеро, вынырнувших из воды. В груди вспыхнула боль, и я вспомнила, что надо дышать.

Передо мной стоят сильные опытные воины, и нюх у них развит не в пример лучше, чем у многих из нашего вида. Заметив, как в недоумении и легком любопытстве поднялись брови у оборотней, я резким движением вылила на себя остатки и, уронив пробирку из ослабевших рук, замерла под их пристальным изучающим взглядом, сцепив зубы, чтобы не заорать, ударившись в панику. Молчание прервал Нильс, подошедший сзади и положивший руку мне на плечо, успокаивая. Первый вер с зелеными глазами удивленно моргнул, переводя почему-то недовольный взгляд, с руки Нильса на моем плече на него самого и тихо проговорил хрипловатым голосом: Главное, что ваша компания наняла нас для доставки вас живыми домой.

И я очень надеюсь, что нам не придется делать это насильно. Ведь вас же здесь держат не добровольно? Нильс коротко выдохнул, выражая этим облегчение и радость, и так же тихо торопливо заговорил. Как мы будем выбираться отсюда и что можно взять с собой? Насчет вещей - только самое необходимое и то, что сможете нести на себе по труднопроходимой территории.

Я надеюсь, вы хорошо понимаете, что это не прогулка по Центральному парку. Нам потребуется хотя бы пять минут, чтобы собраться, а также уничтожить наши исследования. Эттель, уже не слушая разговор, кинулась в лабораторию и начала методично сливать реактивы на пол, затем наводить хаос в компьютерных программах, куда мы заносили данные исследований. Нильс развернулся, закончив говорить, и вот тут его взгляд наткнулся на испуганную замершую от страха и неуверенности меня, с круглыми глазами стоящую посреди комнаты, и за все время разговора не сделавшую ни единого движения.

Обо мне речь не шла, так что еще не известно, возьмут ли они меня с. А если возьмут, то будет ли для меня это лучшим выходом или лучше прямо сейчас пойти отдаться аллигаторам. Вдруг они более доброжелательные и милосердные, чем я о них думала?! И про палки забыли! Но за меня все решил Нильс. Резко развернувшись к наемникам, он с жаром, но при этом не повышая голоса, настойчиво заговорил. С нами доктор Илана Ирвинг из "Экол Фармасьютикалз". Нас удерживают здесь втроем и если вы не возьмете ее с собой, то ее ждет скорая и весьма мучительная смерть.

Вы же не допустите этого? Какая вам разница, двух человек или трех спасать? Вер с голубыми глазами скользнул по мне откровенно плотоядным взглядом, а зеленоглазый, сощурив глаза и еще пристальней посмотрев на меня, принюхиваясь, и как мне показалось, недоуменно хмуря лоб, выдохнул. У тебя, девочка, есть минута, чтобы собрать вещички, затем мы уходим.

И у вас доктор Катерсон. Уже не раздумывая, я кинулась к чемодану, который так легкомысленно собрала перед отлетом на Гавайи, а наркоторговцы любезно прихватили вместе со мной во время похищения, чтобы, наверное, не заморачиваться потом поиском одежды.

Вытащив пару сменного белья, кофту, запасные штаны и пару маек, содрав простыню с гамака, соорудила из нее мешок и, положив туда вещи, кинулась за самым главным - пробирками с устранителем моего волчьего аромата. Открыв ящик, прикинула их количество и поняла, что хватит мне их не больше чем на три-четыре дня, и то если дождя не будет, а что будет потом, я боялась даже загадывать. Особенно учитывая тот факт, что женщин-веров слишком мало, и каждая ценится очень высоко.

Слишком часто в играх самцов мы становились разменной монетой или платой за чьи-то ошибки. Причем в буквальном смысле. Меня либо сделают чьей-то сексуальной игрушкой, либо за вознаграждение вернут Дурси. Ему плевать на мою ценность женщины-вера, его будет волновать лишь месть за единственного сына. Его подруга и мать Ирвена Эмма Дурси лично сдерет с меня шкуру, причем очень медленно, наслаждаясь процессом. Ведь она искренне считала, что ее сынок заслуживает самого лучшего, и не важно чью жизнь он при этом сломает или уничтожит.

Эта холодная высокомерная женщина воспитала из него морального урода, а ее муж во всем потакал жене, боясь ее потерять. А в итоге, они лишились сына, а я - родителей и живу в вечном страхе, что меня найдут. Спрятала пробирки в импровизированный мешок, закрутив концы, сделала своеобразную ручку. Перекинув мешок через плечо, повернулась к нашим "спасателям" и снова замерла от испуга.

Уже трое оборотней стояли в дверях и с горячим пристальным вниманием следили за моими сборами. Мне показалось, что я всей кожей чувствую их похотливые взгляды, скользящие по всему телу, от чего внутри начала нарастать паника, а внутренности - завязываться в ледяной узел.

Нервно сглотнув горькую от страха слюну, я так и стояла, боясь пошевелиться, и тем самым спровоцировать внутреннего зверя возбужденных самцов на охоту за. Но заметив мое состояние, мужчины резко отвели глаза, и двое из них поспешили выйти наружу, оставив наедине с зеленоглазым.

Он, хмуро стрельнув по мне взглядом, хрипловатым голосом тихо приказал: Ни звука, иначе у нас будут проблемы! Катерсоны, бросив последний взгляд на разгромленную ими лабораторию, схватили похожий на мой мешок и гуськом потянулись на выход из барака. Последним сразу за мной вышел зеленоглазый, горячо дыша мне в макушку, но не прикасаясь, за что я была ему искренне благодарна. Глава 5 Мы не издали ни звука, но тем не менее, как только пригибаясь добежали до реки, у нас возникла проблема.

Эттель, до ужаса боявшаяся аллигаторов, змей и любых земноводных, наотрез отказалась лезть в воду и, честно говоря, я ее ОЧЕНЬ хорошо понимаю. Одно дело столкнуться с ними на суше, имея в руках хоть какое-нибудь оружие, а другое - когда ты находишься в их стихии. Да еще опасения, что как только я вылезу из этой самой воды, каждому из шестерых оборотней они все оборотни, я уже убедилась станет понятно, что я самка их вида, поэтому горячо поддержала Эттель в ее истерике.

Как только мужчины, злобно сверкая глазами, уставились сначала на нас, а потом - на Нильса, взглядом призывая его успокоить нас, убедились, что аллигаторов боится и. Скромно потупив глаза, топчется возле воды, не решаясь лезть в непроглядную темноту, скрывающую смертельную опасность. Зеленоглазый, не проронив ни слова, только щелкнул пару раз по браслету на руке напоминающему часы с каучуковым браслетом.

Через пару минут мы заметили, как к берегу подплывает большая надувная лодка с еще парой мужчин на веслах. У меня вообще сперло дыхание от увеличивающегося с каждой минутой количества возможных претендентов на мое тело. Да мне скоро не еженедельник, а месячный календарь интимных встреч придется составлять, если так и дальше дело пойдет.

Но все мои черные панические мысли в этом направлении исчезли, когда по нам ударила яркая вспышка света из прожектора. А уже через мгновение застрекотали пулеметные очереди, вспарывающие землю возле. Мы с Эттель завизжали в унисон, Нильс в первую секунду застыл как истукан в шоке, зато наемники, подхватив каждого из нас под мышки и прикрывая своими телами от пуль, закинули в подплывшую лодку, которая тут же стремительно понеслась прочь, включив скоростной движок. Трое оборотней, не попавшие в лодку, нырнули в воду и исчезли из поля зрения как бандитов, так и нас, но нам некогда было интересоваться их дальнейшей судьбой, потому что по нам продолжали стрелять.

Несколько пуль прошили лодку, и она начала стремительно наполняться водой, вызвав у нас с Эттель и Нильсом животный страх. И если люди боялись крокодилов, то я боялась еще и оборотней. Управляющий лодкой здоровущий вер быстро повернул к берегу наше тонущее плавсредство, и мы все же смогли на полузатопленной лодке добраться до берега. Копаться нам не позволили, быстро подхватив под руки, выкинули на берег, а потом, все время подгоняя, заставили бегом нестись в сторону джунглей, петляя и увертываясь от вспарывающих землю пуль.

Очень скоро мы оказались среди густой растительности, и бежать было трудно даже мне, с волчьим ночным зрением. Катерсоны скорее тяжело шли, чем бежали и все время спотыкались об корни и сучья. Я шла ровнее, но боялась демонстрировать свое хорошее зрение, поэтому иногда специально издавала недовольный писк, имитируя боль от ушибов, хотя идти могла довольно долго, не испытывая сильной усталости.

Наемники подхватили под руки Нильса и практически таща его на себе, зажав между телами, ускорили темп передвижения. Эттель тут же оказалась на руках одного из оборотней. Меня тоже подхватил на руки зеленоглазый мужчина, крепко прижав к себе, а я так же крепко прижимала к себе свой мешок, жалея, что не могу попрыскать на себя еще средства. Но самое удивительное, что уже через полчаса такого передвижения устала от напряжения и бессознательно расслабилась у него на руках, уткнувшись носом в широкую грудь, закрытую специальным водонепроницаемым костюмом.

Подняла лицо и с удивлением поняла, что его запах меня волнует. Приятно волнует, причем как женщину. Прикрыв глаза, подвинулась в его руках, пытаясь сесть чуть повыше, чтобы дотянуться до его шеи. В его груди родился недовольный рык, но все же он, слегка подбросив меня, помог сесть удобнее.

А я, по-прежнему испытывая страх, недоумение и изумление вперемежку с неловкостью, принюхалась к его телу. И как я могла подумать в первый момент нашей встречи, что его запах тяжелый, ведь он такой приятный, можно сказать волшебный. Такой успокаивающий и в тоже время возбуждающий.

Но как только я почувствовала, как его нос коснулся моей макушки, глубоко вдыхая мой запах, умиротворение и восхищение его ароматом пропало, испарившись утренней дымкой. Сделав пару глубоких вдохов, он напрягся, все так же ровно продолжая двигаться вперед, а потом, удивленно хмыкнув, даже чихнул, при этом вызвав удивленные взгляды со стороны остальных членов команды. Ведь оборотни не болеют и не страдают аллергией. Я почувствовала, как он пожал плечами, будто говоря им, что сам не знает почему чихнул, а потом еще больше ускорился.

Под мерное монотонное движение я задремала, практически свернувшись в его руках калачиком. Проснулась как от толчка и первое, что я заметила, как над деревьями занимается заря, мягко раздвигая ночные тени по углам и пряча их в зеленых плотных кронах деревьев. Все громче пели птицы и кричали проснувшиеся обитатели этой дивной фауны, а меня осторожно положили на землю и именно потеря тепла зеленоглазого наемника мгновенно разбудила.

Усевшись и протерев глаза, я внимательно осмотрелась вокруг, стараясь запомнить детали. Так, на всякий случай. Супруги спали на земле, положив головы на свой мешок, и Нильс двумя руками прижимал к своему телу жену.

Они оба выглядели до предела измотанными и грязными от постоянного соприкосновения с землей во время падений. Как только мой взгляд оторвался от коллег, столкнулась с новым потрясением. Пятеро, которые плыли с нами в лодке, еще трое, которые остались на берегу, а потом нырнули в воду и теперь догнали нас, и еще двое новых. Господь всемогущий, сколько же их всего?

И вообще, их что под копирку штампуют? Все десять веров - высокие крупные мужчины, и кроме двоих блондинов брюнеты. Различаются цветом глаз и кожи, но большую их часть что-то неуловимо объединяет. Европейцы и скорее всего представители одного клана, а не сообщества наемников. Даже не знаю почему сделала подобные выводы, ведь с верами уже очень давно не общалась, а детские воспоминания радости не добавляли, как и точности информации. Но с французами по работе встречалась часто, наверное, именно поэтому с такой легкостью определила их принадлежность.

Они тихо разговаривали между собой на французском, без суеты готовя на костре пару освежеванных тушек животных. Гидрокостюмы сменили на темно-зеленую одежду военного образца, а точнее - плотные штаны, заправленные в высокие ботинки и футболки с короткими рукавами.

Их тела бугрились стальными мышцами, перекатывающимися во время движения и приковывающими к себе мое неискушенное внимание. И в тоже время мой горячий интерес привлек лишь один из них, и хотя он мало чем отличался от других, но показался самым красивым. Или скорее захватывающим и интригующим. В темноте ночи я не так хорошо смогла его рассмотреть, но сейчас замерла, чуть приоткрыв рот и, не отрываясь, скользила по его телу взглядом.

Такой мощный сильный выносливый, в этом я убедилась, ведь он меня практически всю ночь на руках нес. Сейчас он, сидя на корточках, демонстрировал красивые мощные бедра - завязывал рюкзак, который каждому из наемников, вызволявших у Варгосов пленников, видимо принесли новенькие.

Тугие мышцы двигались на спине и плечах, прикрытые тканью, длинные пальцы скользили по шнурку, а я следила за ними, удивляясь, как четко и споро они движутся.

Подняв изумленный от собственного поведения взгляд на его лицо, покраснела, встретив насмешливый взгляд зеленых, все замечающих глаз.

Он весело подмигнул, поднялся и подошел ко мне, присев рядом, тут же обволакивая своим дивным ароматом. Мягко коснулся моего подбородка, заставил поднять лицо и посмотреть ему в. Сначала он позволил своим бровям удивленно взметнуться вверх, а затем почему-то нахмурился, снова вдыхая мой аромат, от чего стало зябко от страха.

Он еще с полминуты держал меня за подбородок, словно неосознанно поглаживал большим пальцем кожу и пристально следил за мной, от чего яркая травяная зелень его глаз потемнела. Я напряглась и разорвала наш зрительный контакт, чувствуя, что проваливаюсь в эти темные озера.

Нервно сглотнув, осторожно отстранила его руку от своего лица и отодвинулась на пару шагов. К своему мешку поближе. Неуверенно посмотрев на остальных, заметила, как они плотоядно пялятся на мою грудь горящими желанием глазами, и как только я опустила взгляд, с ужасом увидела, что так и осталась в спортивной майке тонким слоем ткани прикрывающей грудь, но не скрывающей возбужденно торчащие соски. В ужасе прижала к себе рюкзак и только потом, словно затравленный зверь, снова посмотрела на мужчин.

Те, заметив мою панику, криво ухмыльнулись и молча отвернулись. И только зеленоглазый наемник все так же пристально и с неподдельным удивлением хмуро смотрел на меня, нервируя еще.

Как только Эттель проснулась, разбуженная верами, мы вместе с ней сходили в кустики, переоделись, причем в этот раз лифчик я надеть не забыла, и наш отряд отправился. Но предварительно дотошный Нильс выяснил, как зовут наших спасателей. Отряхивая штаны спортивного костюма, он подошел к голубоглазому и вежливо спросил: Вы поймите, я не выражаю недовольства или раздражения, просто с нами женщины, а им довольно тяжело приходится, как вы уже заметили.

Поэтому если мы будем знать, сколько продлится переход, то сможем легче перенести трудности. Наемник пристально посверлил Нильса ледяным взглядом, а потом, бросив короткий взгляд на зеленоглазого и заметив его короткий кивок, пояснил.

Если же у вас получится увеличить скорость хотя бы днем, и нам удастся уйти от погони и не вступать в открытые конфликты, тогда - не больше трех. Но можете не волноваться, вы в любом случае доберетесь до Штатов живыми. Даже если вас всех придется нести всю дорогу. Мы вам это гарантируем!

Катерсоны облегченно выдохнули, я же начала молиться, чтобы за время нашего пути не пошел дождь. Нильс уже сияющими от радости глазами благодушно произнес: Чтобы мы знали, как к вам обращаться, если возникнет такая необходимость. Голубоглазый презрительно скривил губы, и от этого у Нильса улыбка сползла с лица, но тут заговорил Зеленоглазка. Его тягучий бархатный баритон словно шелковым платком прошелся по моей коже, вызвав стойку всех волосков. Я-то запомнила с первого раза, зато супруги только неуверенно кивнули головой, с тревогой глядя в спокойные бесстрастные глаза присутствующих мужчин.

Я хорошо понимала людей, находиться в компании этих чрезвычайно специфических наемников было очень тяжело. От этих мужчин во все стороны разило тестостероном, аурой властности и мужественности. Это хищники, и Нильс как мужчина, а значит априори потенциальный соперник, вызывал у них негатив и всем своим существом, скорее всего, именно сейчас это прочувствовал и осознал.

Это путешествие не будет легким не только для меня, но и для него.

  • Примеры слов с разделительным мягким знаком и твёрдым знаком

Тяжелое молчание прервал писк прибора, висящего на груди Джинкса. Он изучал его всего пару секунд, а потом отрапортовал на французском, который, к моему счастью, я изучала в университете вторым обязательным языком. Но постаралась, чтобы мое знание языка не стало достоянием окружающих наемников. Пока он докладывал, снова раздался писк прибора и, посмотрев на монитор, он удивленно хмыкнул и продолжил.

Скорее всего, из соседней деревни подкрепление. Еще около пятнадцати человек, некоторые тепловые излучения сливаются.

С нашими "ходоками" мы далеко не уйдем.

спрячешься с мягким знаком

Фора не больше пяти минут. Рене переглянулся с Полем и, резко развернувшись к нам, отдал приказ. Пока могут бежать, пусть идут сами, потом несете по одному на плече. Теперь не до нежностей. Заметив, как я стою с круглыми глазами и пытаюсь переварить полученную информацию, он прищурился и, странно хмыкнув, подхватил меня за локоть и потащил вглубь леса. Остальные распределись сами, окружив супругов.

Похоже я прокололась, знание французского больше не является секретом. Было тяжело идти, а вот бежать даже при свете дня было невозможно, в труднопроходимых джунглях, в обволакивающей тело влажной духоте, от которой тело тут же покрывалось липкой испариной и нестерпимо хотелось пить. Я еще утром обновила "человеческий" аромат, вскрыв еще пару пробирок, но при таком сильном потоотделении долго маскироваться, не получиться.

Супруги смогли пробежать в заданном оборотнями темпе не больше часа, а потом все чаще начали спотыкаться и скорость начала падать. Я крепилась до последнего, потому что очень не хотела попасть на руки своему зеленоглазому спутнику. Я была настолько мокрая, что если он прижмет меня к себе, даже суперконцентрированное средство, которым я пользуюсь, не отобьет у него нюх. И моя сущность больше не будет для него секретом.

Но над нами сжалились, правда, не на долго, всего на десять минут отдыха, потом опять часовой марафон. Эта пытка длилась до обеда, а потом Джинкс сказал, что судя по его приборчику, мы все же вышли из опасной зоны досягаемости для преследователей. Для нас с Эттель и Нильса был устроен привал. Мы сидели и женщина тихо жаловалась: Хотя у самой в душе, ох, как не спокойно. Я совершенно четко ощущала, что они вспотели, их аромат устрашающим саваном окутывал меня со всех сторон, заставляя нервничать мою волчицу, а меня - еще.

Особенно смущал взгляд Рене, который все пристальнее и чаще следил за мной тяжелым изучающим взглядом. Во время многочасовой пробежки он несколько раз пытался либо поддержать меня под руку, либо вообще взять на руки, но я шарахалась от него словно от чумного. Меня странным образом нервировал его запах и испытывающий взгляд травяных глаз, всюду меня преследовавших. И если других оборотней я просто до ужаса боялась, то этот вер вызывал во мне сложные чувства, в которых я все никак не могла разобраться.

Меня одновременно и притягивало к нему, и в тоже время я боялась его больше остальных. Эттель тихо попросила меня удалиться с ней за компанию в кустики, и я, подхватив свой импровизированный рюкзак, пошла вслед за. Большое количество влаги, которое мы теряли, требовало не меньшего количества воды и мы пили много и. Именно поэтому она чаще чем обычно требовала похода по кустам, что изрядно напрягало нас обеих, да и Нильса.

Мы случайно наткнулись на неширокий ручеек и я, быстро скинув майку, обмылась прохладной водой, тщательно смывая пот. Найдя рядом невысокое растение с терпким запахом, растерла его листья в ладонях и обмазала все тело под удивленными взглядами Эттель. Я лишь коротко соврала ей, что это помогает от москитов, что в принципе было правдой. Пока она проделывала эту же процедуру, я вытащила еще пару пробирок и старательно, не пропуская ни одного сантиметра, обработала свое тело.

Затем тщательно заплела волосы в тугую косу, и только после этого мы с Эттель вернулись обратно во временный лагерь. Нас уже ждал обед, состоящий из немного подогретых банок с консервированной едой. Воду, которую нам выдавали для питья, оборотни собирали в мелких ручьях, при этом обработав антисептическим средством в виде таблеток, которые придавали воде мерзкий вкус.

Я конечно спокойно могла бы пить и из ручья, не боясь отравиться, но опять же боялась привлекать лишнее внимание. Поэтому глотала эту гадость вместе с Катерсонами в больших количествах, чтобы избежать обезвоживания. После обеда, когда веры тщательно скрыли следы нашей стоянки, зарыв весь мусор, наша группа, не теряя больше времени, отправилась. Может из-за того, что напряжение, возникшее из-за преследования, спало, или мы уже немного вошли в ритм, но шли уже довольно ходко и без эксцессов.

Только Эттель пару раз вопила, когда в первый раз на нее свалился маленький ужик, а второй - почувствовала, как у нее по ноге в брюках кто-то ползет.

Этот ледяной Поль треснул ее по ноге, и на ткани тут же расползлось мерзкое влажное пятно. Эттель аж присела в культурном шоке и, не обращая внимания на остальных, закатала штанину и разрыдалась от отвращения, когда обнаружила раздавленный трупик какого-то крупного паука или жука.

Кто их там разберет, это они биологи, а не. Увидев слезы Эттель, мужчины не решались нас поторапливать, а стояли и мялись в сторонке, вызывая во мне недоумение и недоверие своим поведением.

Лишь Поль и Рене стояли рядом и мрачно смотрели на плачущую женщину. Затем Поль наклонился, сорвал пучок травы и, присев рядом с Эттель, стер остатки насекомого с ее штанины, оставляя грязные темно-зеленые разводы, странным образом это успокоило ее, но шокировало. Вытерев слезы, она встала, и мы все дружно продолжили путь.

спрячешься с мягким знаком

Я же еще долго шла и размышляла над их поведением. Любой самец из моей прежней стаи, окажись в подобной ситуации, начал бы возмущаться ее слабостью и поторапливать. А они спокойно стояли и молча ждали, когда она успокоится, при этом явно испытывая неловкость. Но поступок ледяного Поля совсем выбил меня из колеи.

Все его поведение говорило о презрении к нам, людям, тем не менее, он встал перед ней на колени и очистил штаны, все делая мягко и спокойно, чтобы не заставлять нервничать Нильса и Эттель. Мое представление о мире веров немного, всего лишь на одно деление сместилось в лучшую сторону.

Закралась мыслишка, что возможно не все такие как представители моей бывшей стаи. Но если я все же ошибаюсь, то ошибка может стоить мне собственной шкуры. Когда на землю опустился вечер, словно кто-то сверху выключил свет, мы уже привычно начали спотыкаться, и Рене объявил привал. Мужчины быстро организовали костер, отпугивающий животных, хотя я больше чем уверена, что любые животные сами добровольно к нам не подойдут, чувствуя в нас хищников пострашнее.

А потом я заметила, как они парами начали исчезать в лесу, отсутствуя по часу. Судя по всему, выгуливают своих волков, и от этого открытия стало даже холодно. Ведь во второй ипостаси обоняние гораздо сильнее, чем в человеческой. Первая пара, вернувшись с прогулки, принесла освежеванную тушку какого-то животного и очень быстро начала готовить шашлык, разделав и насадив мясо на веточки, от запаха которого у нас с Катерсонами потекли слюни. Особенно у меня, ведь моя волчица давно не ела нормального свежего мяса.

У меня даже зубы зачесались от желания впиться в один из этих сочащихся жиром и сворачивающейся кровью кусочков. Но я усиленно делала вид, что совсем не хочу его, глядя куда угодно, только не на костер. Неожиданно рядом со мной возник темный силуэт, и я, невольно вздрогнув, повернулась в его сторону.

Рене стоял рядом, а в руках держал две палочки с нанизанным на них мясом. Присев рядом на корточки, протянул мне обе и глухо тихо спросил: Я делано удивленно вскинула бровь, рассматривая в свете костра его лицо. На смуглой коже играли яркие блики и отражались бесовским огнем в его сверкающих глазах.

Засмотрелась на них и почувствовала, что их глубина затягивает словно водоворот омута, даже забыла про манящий запах свежего жареного мяса, утонув в его глазах. И только когда рядом с криком взлетела какая-то птица, заставив меня вздрогнуть вновь уже от испуга, я смогла освободиться из этого плена. Он опустился передо мной на колени, опершись на пятки, и протянул ветку.

Я не заставила себя упрашивать и, поблагодарив, взяла ее у него из рук, стараясь не касаться его, что не осталось не замеченным. Под его насмешливым взглядом я с удовольствием быстро расправилась с мясом и с надеждой посмотрела на его кусок, к которому он так и не притронулся.

орфография - Мягкий знак в глаголах - Русский язык

Заметив мой голодный взгляд, не раздумывая, протянул его мне, а сам встал и подошел к костру взять еще одну веточку. Эттель с Нильсом довольно настороженно отнеслись к непонятному мясу, но долго привередничать не стали и тоже с аппетитом уплетали шашлычок. Третий кусок так же достался мне, а Рене с довольной усмешкой пошел погулять. Я же решила, что он отправился на охоту, ведь большинство из них так и не прикоснулись к консервам, а почти все мясо съела я и люди. Поужинав, мы с Катерсонами завалились спать, прижавшись друг к другу, ведь день был тяжелым и длинным даже для меня, что уж говорить о.

Супруги уже давно уснули, а я так и лежала, из-под полуопущенных ресниц наблюдая за верами, боясь потерять контроль. Страх властвовал надо мной и с каждой минутой, проведенной с ними, рос все быстрее. Пробирки заканчиваются, и что делать дальше я не знала. Мелькнула мысль сбежать от группы и выбираться самой, но это не выход, потому что скорее всего меня очень быстро поймают либо свои, либо преследователи.

Что может сделать маленькая трусливая волчица одна в джунглях. Да меня если не люди поймают, то какой-нибудь хищник покрупнее задерет. Ни денег, ни документов нет, как вернуться домой? Хотелось выть от страха, а вместо этого я лежала и мучилась тяжелыми думами, настороженно следя за оборотнями. Но стоило в лагерь вернуться Рене, как я почему-то с облегчением, закрыла глаза и уснула, забывшись тяжким сном. Глава 6 Солнце только чуть-чуть окрасило своим светом горизонт, с трудом различимый сквозь просвет высоких деревьев, а мы уже заканчивали завтрак и собирались продолжить путь.

Наша разведка в лице Тинси и непоседливого Фабио принесла неутешительную новость, что наши преследователи изрядно сократили разрыв между нами, вынуждая ускориться. И снова изнуряющий бег по джунглям. Иногда мы проходили практически по краю какой-нибудь деревушки, ведя себя словно мыши возле логова кота. Не доверяя ни одному встречному жителю, потому что все они работали на Варгосов так или.

Иногда мне пытались предложить помощь или поддержку другие мужчины, но я от них еще больше бледнела в приступе паники чем от Рене. К нему я за эти пару суток хоть немного привыкла, а другие стойко воспринимались мной как враги. И они это, судя по их каменным лицам, приняли к сведению. Третий день не отличался большим разнообразием, чем предыдущие, только я все усерднее молилась, чтобы это путешествие как можно скорее закончилось.

Тинси и Фабио отстали от основной группы. Джинкс что-то иногда говорил шепотом Рене или Полю, поглядывая на свой прибор, а у меня укреплялось нехорошее предчувствие, что преследователи уже близко, и от этого вся эта суета. Нас троих нещадно подгоняли, и Катерсонов уже фактически несли на себе постоянно молчавшие Жан и Жакру, только я пока усердно двигала ногами в парусиновых кедах, чувствуя, как они болят от столкновения с корнями и случайными камнями.

В нашей компании все сильнее нарастало напряжение и в определенный момент, когда за нашими спинами раздались автоматные очереди, мы с Катерсонами дружно побледнели и даже испуганно присели. Но прохлаждаться нам не дали, их подхватили одни оборотни, а мы с Рене и Джинксом ринулись слаженной тройкой по кустам.

Я даже не поняла, как и почему, и главное, в какой момент, осталась одна, и только далекие трели пуль прекратились. Рядом со мной, чуть не заставив остановиться мое сердце, возник Рене. Приложив палец к губам, он, схватив меня за руку, заставил пригнуться и идти в выбранном им направлении.

Я не почувствовала чужого запаха, ведь мое волшебное средство и у меня отбивало весь нюх, я просто услышала, как в нескольких метрах от нас раздались легкие шаги по земле. Там шли люди, которые преследовали нас скрытно и явно с недобрыми намерениями. И главное, похоже нас очень удачно загоняли в ловушку несколькими группами наемников Варгосов.

Если бы оборотни были одни, даже от сотни людей оставили бы рожки да ножки. Но с ними были люди, и именно по этой причине, я уверена, им специально приходилось прятаться и как можно дольше оттягивать эту встречу. Да и любую другую тоже, ведь нас потом придется сдавать нанимателям, а если Катерсоны узнают нашу тайну, то живыми их вряд ли оставят.

Это закон веров, который все чтят независимо от ситуации. Мы прятались в кустах, когда мимо нас прошли человек шесть, двигаясь цепочкой и держа автоматы наперевес. Рене нагнул меня вниз, практически уткнув лицом в траву, сам же навалился сверху, скрывая своей темной одеждой мою светлую футболку и штаны. В нос ударил яркий мощный аромат сильного самца-оборотня, кружа голову и заставляя волосы встать дыбом на затылке.

Он лежал на мне, и это всколыхнуло жуткие, казалось, давно забытые воспоминания об изнасиловании. Замерев, я словно замерзла, боясь пошевелиться и вызвать в нем агрессию и похоть, но все равно почувствовала, как его затвердевшая плоть уперлась мне в ягодицы. Паника все сильнее захватывала все мое существо, и я, не думая, заскулила, трясясь от ужаса. Уже отойдя от нас на приличное расстояние, преследователи резко обернулись на незнакомый звук, и один из них направился к. Рене злобно приглушенно рыкнул, а потом весь напрягся.

В следующий момент, когда незнакомый мужчина подошел к нашим кустам, начиная разворачивать в нашу сторону автомат, Рене вскочил и парой движений скрутил ему голову.

Затем, не давая времени мне обдумать случившееся, подхватил меня под руку и стремительно потащил за деревья. Вслед раздались запоздалые очереди и ругань на португальском. За нашими спинами появился Джинкс и снял из пистолета двух преследователей. Так, петляя и прикрывая меня с двух сторон, они ломились сквозь джунгли.

Очередная пулеметная очередь срезала Джинкса, который закрыл собой меня и Рене от появившегося словно черт из табакерки наемника. Но Рене даже не остановился, чтобы проверить его состояние, уводя меня. Снова стрельба - и наша, и чужая. Казалось, джунгли ведут активную перестрелку с нами. Мы практически выпали на небольшую освещенную ярким солнцем полянку, где нас уже ждали трое. Я уж решила, что прямое столкновение неизбежно, но за спинами преследователей возникли Карл с Этьеном, черные глаза которого горели фанатичной ненавистью к людям, от чего у меня по спине пробежался ледяной ветерок.

Двое одновременно лишились своих голов, а третьему повезло больше - ему всадили нож прямо в сердце. Я же задыхалась от адреналина, бурлящего у меня крови, прижатая к дереву собственным ужасом, и во все глаза смотрела на.

Карл с сочувствием посмотрел на меня, направляясь на поиски оставшихся в живых наемников-людей, Этьен же, глянув на меня, лишь скривился, словно испытывая зубную боль. Быстро наклонившись, вытер об одежду одного из убитых свой длиннющий нож и, вернув его в ножны, так же быстро скрылся с глаз, как и появился.

Меня трясло от всего увиденного. Рене встал прямо передо мной, закрывая собой тела убитых и рыкнул недовольно. Сама виновата, зачем скулила?! Я вскинула на него изумленный взгляд, а потом слезы потекли по моим щекам. Заметив, влагу на моем лице, Рене взял меня за руку и мягким рывком притянул к себе, обнимая, закрывая от всего на свете.

Его большие широкие ладони легли на мою спину, поглаживая, успокаивая, а я уткнулось ему в грудь. Схватив его за майку, дрожа всем телом, пыталась согреться его теплом. Над моей головой раздался тихий хрипловатый голос. Ты ни в чем не виновата, прости. Переволновался за тебя вот и сморозил глупость. Тс-с-с-с-с, не плачь, малышка! Дрожь постепенно прошла, задрав лицо, по-прежнему держась за его футболку обеими руками, заметила, что успокаивая меня, он быстро шарит глазами по густой растительности, выискивая скрытую опасность.

Потом, как-будто расслабившись, наткнулся на мой внимательный изучающий взгляд и замер. Казалось, что он меня буквально ест глазами, изучает каждую черточку на моем лице, а потом, словно не удержавшись, впился в мои губы поцелуем.

Разделительный мягкий знак и твердый знак

Слишком горячим, слишком напористым и чересчур собственническим поцелуем. Страх смешался с наслаждением, которое я никогда и ни с одним человеческим мужчиной так и не смогла испытать во время тех поцелуев, на которые решалась. Он меня словно пил, захватывая все большую власть надо мной и моим рассудком, делясь своим ароматом и неповторимым вкусом. Как только его ладонь коснулась моих ягодиц, прижимая к себе плотнее и позволяя вновь ощутить его твердость, я рывком отстранилась от.

В ответ он бешеным пристальным горящим зеленым взглядом смерил всю меня, даже поежилась, а потом быстро смягчился, натолкнувшись на мои опухшие губы и затуманенные сперва страстью, а потом страхом. Я же, придя в себя после этого инцидента, тут же уткнулась взглядом в трупы за его спиной и ужаснулась своему поведению. Боже, тут убийство, трупы, не известно что с Катерсонами и другими нашими спутниками, хотя за них меньше всего беспокоилась, ведь живучие же, заразы, а я тут целуюсь.

И чего греха таить, но и страстью впервые в жизни пылаю. Снова встав между мной и кровавым зрелищем, Рене поднял мое лицо за подбородок, и глухо пообещал: Даже несмотря на то, что ты такая уязвимая и Заметив мой удивленный взгляд, он усмехнулся и закончил свой монолог, неправильно истолковав мое удивление.

И в радости, и в горе, и в здравии, и в болезни. У меня отвалилась челюсть, и практически выкатились в изумлении. Оглядев окружающую действительность, я задумалась над тем, кто тут сошел с ума. Он же раздумывать мне не дал, а мягко подхватив уже привычным жестом под локоток, потащил в джунгли. Я же пыталась осмыслить тот факт, что этот зеленоглазый оборотень клюнул на меня как на смертную и сейчас даже сделал своеобразное предложение руки и сердца.

И вот мне было интересно, он это сделал, чтобы отвлечь меня от этого кошмара или он вправду Но все же главного он добился.

Убийство, произошедшее у меня на глазах, немного смялось и отошло на задний план. Я потом подумаю об этом, а сейчас не хочу, потому что тогда воскрешу в памяти картинку событий пятнадцатилетней давности - смерть своих родителей, погибших похожим образом. Сейчас не время для призраков прошлого, иначе маленький сиротливый волчонок снова захочет вылезти наружу и пожаловаться луне на старые обиды и боль потери. А сейчас нельзя, не время, да и некому.

А ведь иногда эта боль словно выжигает все изнутри, не давая забыть и заставляя держаться все время настороже. И лишь пассивно наблюдать, как проходит моя жизнь в полном одиночестве. Жизнь веров во много раз длиннее, чем человеческая, но желания, страхи и переживания у нас очень схожи с людскими. И одиночество так же сильно и тяжко гнетет наши души. Пробежавшись минут пять, мы соединились сначала с одной группой, потом еще с парой веров, а потом и с Катерсонами, рядом с которыми шли их неизменные телохранители Жакру и Жан.

Увидев меня, супруги не смогли скрыть облегчения и радости, а Эттель даже расплакалась у меня на плече, чем вызвала слезы и у. Я к ним так привязалась за последнее время.

Но насладиться встречей нам не дали, все быстрее и нетерпеливее подгоняя.

Когда мягкий знак не пишется в словах?

В конце Поль не выдержал и, повернув голову в нашу сторону, холодно сказал: Причем, вполне возможно, в горячих объятиях наших преследователей. Мне-то конечно они не сильно помешают, а вот как насчет вас, я не знаю. После этих слов Катерсоны, уныло собрав всю волю в кулак, ускорились, а я вообще готова была бежать хоть всю ночь.

Пробирок осталось только две, и как мне поступать дальше, не знала. Натолкнувшись взглядом на Джинкса и заметив его внимание, я снова показательно всплеснула руками и округлила рот, неожиданно вспомнив, что его вроде как ранили, а он тут передо мной целехонький расхаживает. Его глаза тут же потеплели, и он, жизнерадостно махнув рукой и бросив короткий взгляд на Рене, пояснил.

Только пластырь и потребовался. С трудом сдержав ехидный смешок, нарисовала на лице участие и тревогу, смогла лишь кивнуть, чтобы в голос не рассмеяться над его наивной ложью. В этот момент Жакру, нахмурив черные брови и бросив взгляд на нервничающую Эттель, тоже поспешил с комментарием.

Царапина, не больше, а крови было столько, что доктор Катерсон сильно напугалась. А ведь уже практически все зажило! Дальше эту тему развивать не стали, стараясь отвлечь людей на другое, но иногда мне казалось, что Поль или другие веры окидывали меня изучающими взглядами. Обедали мы на ходу, останавливаясь лишь для естественных нужд, или перевести дух на пять минут.

К вечеру мы трое выглядели жалкими мокрыми тряпочками, ведь даже я устало плюхнулась на свой мешок, не в силах двинуться. Катерсоны же, после того как Рене приказал отдыхать на одной миленькой полянке, просто рухнули как подкошенные. Оборотни отдыхать и не собирались.

Посовещавшись пару минут, рассредоточились по территории, а некоторые вскоре ушли, на ходу снимая рубашки и оружие. Похоже, скоро волки пойдут охотиться на наших преследователей, чтобы уменьшить их количество. Есть не было сил, но мы с Эттель сидели рядышком, и она очень тихо вещала мне о том, каким образом они прошли сквозь облаву. Трясясь и с опаской поглядывая на оборотней, она в красках описала, как Жан оторвал головы паре горе-преследователей, неудачно выскочивших перед ними, потом Жакру нес ее всю дорогу на себе, и она могла поклясться, что почувствовала, как в него попало несколько пуль, но он ведет себя как ни в чем ни бывало.

Нильс лишь хмуро и вяло смотрел на небольшой костерок, который развел для нас вечно цветущий улыбкой Джинкс.

спрячешься с мягким знаком

Вскоре вернулся Этьен, неся в руках пару знакомых уже освежеванных тушек, как те, которые мы с таким удовольствием ели вчера, а казалось, целую вечность. Разделительный мягкий знак ь Роль и значение мягкого знака в русском языке Сегодня на уроке русского языка мы с вами будем изучать особую букву, которую называют мягким знаком. Такая буква, как мягкий знак, не имеет и не обозначает никакого звука, но ее роль заключается в том, чтобы обозначить мягкость согласных звуков на письме.

Но, кроме того, что мягкий знак является показателем мягкости согласных звуков, он еще и бывает разделительным. И так, теперь мы с вами можем подвести итоги и сделать вывод, что такая буква, как мягкий знак, в русском языке употребляется: Мы с вами уже определили, когда необходимо писать в словах мягкий знак для смягчения согласных.

А теперь давайте попробуем разобраться с разделительным мягким знаком и узнаем, почему мягкий знак еще называют разделительным, в каких случаях мягкий знак, является разделительным, и как пишутся слова с разделительным мягким знаком.

Чтобы лучше усвоить эту тему и понять отличие мягкого знака, который служить для смягчения согласных звуков и разделительным мягким знаком, попробуем этот вопрос рассмотреть на примере.

Семя и семья Прочитайте внимательно данные слова. Теперь обратите внимание на то, как звучит последний слог в первом слове — семя. А теперь давайте рассмотрим следующее слово. В этом случае мы видим, что согласный и следующий за ним гласный произносятся раздельно.

Вот такое раздельное произношение между гласным и согласным на письме обозначается при помощи мягкого знака, который называют разделительным мягким знаком. Коля — колья, солю — солью, полёт — польёт.