Музыченко галина ивановна тюмень в знакомствах

Против недобросовестных арендодателей. | Черный Список

музыченко галина ивановна тюмень в знакомствах

Алексеева Татьяна Ивановна . Анищенко Галина Александровна Приобщение к военной истории посредством знакомства с музейной экспозицией (на примере музея МПО "Новый Роль малых форм хозяйствования в формировании рынка молока юга Тюменской области Музыченко В. В. Феликсом, и много спустя - при знакомстве с венгерским студентом. врачи Анатолий Ким и Галина Пак, архитектор Роберт Пак, композиторы школы Киргизии Мария Ивановна Эдельман. Ему было одиннадцать лет, в Новосибирской области - , в Тюменской области - , в Омской. Тюмень ул. При знакомстве была ОЧЕНЬ мила и любезна, говорила всем можно .. Несколько лет в Москве снимает жилье некая Музыченко Эмма Валерьевна, . Хозяйка - Галина Петровна, женщина пенсионного возраста. неадекватная хозяйка Лутовинова Елена Ивановна. Тётя не.

Мы его пели на два голоса, так же как и "Пара гнедых" и "Ямщик, не гони лошадей". Последний романс был коронным номером моего брата, он исполнял его под гитару. Еще мы декламировали стихи и играли в разные игры. В то время была очень распространена игра во "флирт цветов". И когда у нас собирались мальчики, то игра эта была даже со смыслом.

Зарождались какие-то симпатии и увлечения. На одной с нами площадке жила семья, где были два молодых человека - Миша и Володя Хлобыстаевы. Один был уже студентом, другой - старшеклассником. И вот бывало так, что их друзья приходили к нам, и тогда становилось совсем интересно и весело. Мама готовила чай морковныйпекла печенье из кофейной гущи, чай пили с сахарином. Веселилась мама вместе с нами. А по воскресеньям мы ходили по музеям, ездили в загородные места купаться, в лес.

Я удивляюсь сейчас, как у нас хватало времени на всё. И как все были довольны и ждали этих воскресений. Не все, конечно, было безоблачно в нашей жизни. Были трудности с питанием, население жило сегодняшним днем, пайки были мизерные, а наряду с этим жирели спекулянты и воры. А что делалось на рынках! Рядом с нами был Смоленский рынок, а дальше знаменитая Сухаревка. Чего там только не. Продавались картины, антикварные изделия, ковры. Все это шло в руки нечестных людей. Мама не раз была обманута ими.

Пошла она на Смоленский рынок продать две подушки. Подошел к ней деревенский паренек, спрашивает: Сторговались за определенную сумму, он отсчитал деньги, мама положила их в сумку и пошла купить на них масла. Вдруг он догоняет ее и говорит: Мама вынула деньги, он пересчитал, извинился, нашел, что все в порядке и скрылся в толпе. Мама подошла к прилавку с маслом, хотела рассчитаться за покупку, а деньги оказались царскими ассигнациями.

Как он их ловко подсунул! Таких ловкачей было много, подобные истории приключались и с нашими знакомыми. В то время много было случаев ограблений, убийств, появлялись какие-то "попрыгунчики", которые по ночам прыгали с крыш и грабили одиноких прохожих. Говорят, они были одеты во все белое, а на ногах были какие-то пружинистые ходули. Был какой-то извозчик с Шаболовки, который убивал своих клиентов, и свозил трупы к себе в подвал.

И будто бы нашли это страшное место. Слухов разносилось много, и народ боялся вечером ходить по улицам. Но где была правда, а где - вымысел, разобраться было трудно.

В стране тоже еще было не спокойно. Кулачество прятало хлеб, кругом были уголовники, которые нападали на поезда.

музыченко галина ивановна тюмень в знакомствах

Всё это мешало налаживанию мирной жизни. Вот в это-то время мне, девочке в 13 лет, и пришла мысль оставить на время школу и пойти работать, чтобы помочь маме. Когда я ей об этом сказала, она не стала возражать и, как мне показалось, даже обрадовалась.

Мне подправили год рождения, и я уже "пятнадцатилетней" девушкой устроилась на службу младшим курьером в Управление Кремлем и домами ВЦИКа. Я разносила бумажки, а так же работала в машинописном бюро, где училась печатать на машинке. Здесь же, в Общем отделе, работала и мама. Там я познакомилась с интереснейшими людьми нашего времени, о встрече с которыми я никогда не забывала. Кто возглавлял наше управление, я не помню, но начальником Общего отдела был Владимир Иванович Лященко, как потом я узнала, крупный экономист.

Она была удивительно благожелательным человеком, и очень расположена была к маме и ко. Я иногда вечером, после работы, заходила к ним в Отдел и даже помогала.

Правительство наше жило в Кремле, вход посторонним туда был прекращён, а нам выдали постоянные голубые пропуска с фотокарточками. У меня долго сохранялся тот пропуск с моей фотографией, где я была запечатлена коротко стриженной в матросской курточке.

Обслуживание жильцов, как я уже говорила, осуществлялось надсмотрщиками и специалистами-рабочими. Заявки на уборку, ремонт принимала мама и потому ее хорошо все знали. Иногда идешь по улицам Кремля, а все с ней здороваются. На мой вопрос "Кто это? Она внешне чем-то напоминала Надежду Константиновну Крупскую, и с мамой иногда здоровались, называя её Надеждой Константиновной. Мы смеялись над. Но оказывается, и Крупскую иногда называли Ольгой Васильевной, путая ее с моей мамой.

Были удивительными отношения между знакомыми мне людьми, между властью и подчиненными. Вот когда была настоящая демократия. Я уже не помню, да и не знала, как это получалось. Но в конце года маме давали конверт с деньгами, она расписывалась за. Мне она объясняла, что Енукидзе вызывал к себе одного профсоюзного работника звали ее Катя, она была старшей среди надсмотрщиков и спрашивал ее: Катя называла несколько таких людей, в том числе и маму, и мы получали денежную помощь.

Так было несколько раз и это служило большим подспорьем. Помню ещё такой случай. Надежда Константиновна как-то утром зашла в Отдел к маме и попросила прислать электромонтёра.

Просьба звучала, примерно, так: Дима что-то пытался сделать, но безуспешно и мы ложились спать со свечами". Я пишу эти строки и думаю: Есть много и других случаев удивительных взаимоотношений между людьми. Вот какое окружение было у меня в мои детские и юношеские годы.

Со мной в машинописном бюро работала машинисткой Нона Алексеевна Полевая-Мансфельд, дочь знаменитого конферансье Полевого-Мансфельда. В то время на них было возложено устройство концертов в нашем клубе.

Приглашались знаменитые актёры разных жанров, выступали и сами устроители. У Ноны Алексеевны был изумительный голос, она исполняла песни разных народов и романсы на русском и иностранных языках.

Впоследствии она стала знаменитой актрисой Московской Филармонии. Я бывала в их доме в Лёвшинском переулке тоже дом Дворцового Ведомства. Их парадное крыльцо выходило в этот переулок, дверь открывала горничная в белом чепце, а пройти надо было на второй этаж. Это была барская квартира, богато убранная. Здесь бывали многие известные артисты, на стенах картины и портреты с дарственными надписями. Как сейчас помню маму Ноны Алексеевны - маленькую сухонькую старушку, которая всегда сидела в кресле и вязала.

Меня там любили и я, чувствуя это, отвечала им тем. Очень хорошо помню знаменитый хор Пятницкого. Тогда он ещё не был знаменит. Участвовало в нем не так уж много народа. Артисты одеты скромно - по-деревенски. Сам руководитель тоже в русской вышитой рубашке и в сапогах. Фамилий солистов мы не знали, но песни и голоса вызывали восхищение. Спустя какое-то время наше Управление перевели из Кремля на Неглинную улицу, против Александровского сада. Жаль было расставаться с тем уже привычным для нас окружением.

Окна нашего отдела глядели на Потешный дворец, зелёные стены которого дышали такой далёкой стариной. Но люди оставались те же, а работы прибавилось, так как помимо Кремлевских зданий нам дали и дома Советов. Их, по-моему, было четыре.

Не помню, в каком порядке, но дома эти: Калинина и еще где-то. Так прошли два года. Жить нам стало полегче, и мы с мамой решили, что надо продолжать прерванные занятия в школе. По договоренности с начальством я начала готовиться к экзаменам в 7-ой класс.

  • Архив новостей сельского поселения за 2011 - 2018 годы
  • Осенний слет-семинар « Pro.Движение к Новому 2014»
  • ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД БОУ ОО СПО «Омский техникум мясной и молочной промышленности» за учебный год

Мне разрешали и на работе читать учебники и отпускали в Кремль, где тишина и хороший воздух. Я очень любила там один садик. Недалеко от здания ВЦИКа стояла маленькая церквушка, от неё спускался скверик.

Под самой кремлевской стеной стояли скамейки, и не видно никакого народу. Там было очень хорошо и тихо. Но однажды мое одиночество нарушили. Смотрю, с площади, по направлению к скверу идет мужчина - коренастый, в кепке, походка энергичная. Он спустился в сквер, сел на скамейку, почти против меня, достал газету "Правда" из бокового кармана и стал читать. Прошло минут двадцать, и он ушёл, но я уже заниматься не могла.

Сдала я экзамены экстерном за два года в ю школу Хамовнического района, что на Пречистенке ныне Кропоткинская улица. По математике мне помог подготовиться мой сосед Миша Хлобыстаев, и я стала вновь ученицей.

В школе тоже произошли изменения: Почему-то школа называлась "трудовая". Учителя разные, некоторые из старых дореволюционных гимназий, со старыми взглядами и методами учёбы, а другие - молодые, почти наши сверстники, и неопытные, и хотя знающие свои предметы, но не внушающие доверия среди нас, учеников. Таким был преподаватель естествознания Евгений Николаевич Мишустин. Только что окончивший университет молодой человек с очень приятной мягкой наружностью.

Девочки с ним вовсю кокетничали, а он краснел и очень смущался. Впоследствии он стал профессором и даже академиком. Я о нём читала в газетах. А не так давно о нем появился некролог. Был там и старый учитель Михаил Константинович Лазарев - личность очень интересная.

До революции он преподавал математику в 3-ей мужской гимназии, а при советской власти его направили в нашу школу, куда влились и некоторые ученики из той гимназии. Видимо из-за нехватки учебного персонала он преподавал математику, физику, географию и иногда замещал и учителя английского языка. Преподавал он очень интересно, у него были какие-то наглядные пособия, которые он приносил в класс.

И, несмотря на разгильдяйство, которое царило тогда в классах, на его уроках была тишина. Удивительное уважение питали все к нему, он был очень строг, порой грубоват, одевался неряшливо, в старый учительский китель. На нём была надета фуражка с кокардой и пришитым серыми нитками лакированным козырьком, всегда с небритой бородой и в стоптанных ботинках.

Помню, когда впервые он появился к нам на урок, все начали хихикать и шушукаться. Он, увидев это, встал на кафедре и громким голосом закричал: К ученикам он относился ровно, может быть, немного выделял Диму Заглядимова, нашего первого ученика, скромного, очень способного юношу, который по всем предметам учился отлично. Это был рыжеватый блондин с голубыми глазами и белыми ресницами, над которыми ребята много издевались и шутили. Но он никогда не обижался и на шутки отвечал шуткой.

Впоследствии он стал заместителем наркома путей сообщения. Михаил Константинович неплохо относился и к Алексею Воробьёву - непутёвому парню, очень бедно одетому, большому фантазёру и вруну. В нём были задатки одарённого человека, он мог бы хорошо учиться, но и домашние, и материальные условия не дали ему даже закончить школу. А в класс он вечно приносил какие-то самоделки, они у него трещали, пищали и двигались.

Михаил Константинович, или как мы его называли "Костиныч", всегда ему уделял внимание и предлагал заходить к нему заниматься бесплатно по его предметам. Но тот так и не воспользовался. Как-то он написал мне записку: У меня сюжет есть, а ты только изложишь письменно.

А в альбом он мне написал: Была у меня закадычная подружка Юля Тверковкина. Когда-то мы жили вместе, в одном доме в Трубном переулке. Её отец был домовладелец, наши матери слыли большими приятельницами. Тверковкиных долгое время не было в Москве, они находились на Урале у замужней дочери, У них была большая семья, а вернулась в Москву в году только Юля, вдвоем с сестрой, и матерью.

Большое состояние, глава семьи, остальные дети - всё было потеряно. Мы стали вместе учиться в школе, сидели на одной парте, вместе проводили свободное время. Оборвалась наша дружба лишь в году после её трагической гибели. Вторая подружка - Ира Иванова, из очень интеллигентной семьи. Она производила немного странное впечатление на окружающих, и с ней никто не дружил. Ира жила рядом со школой и как-то так получилось, что мне нужно было к ней зайти, Мне у них очень понравилось, я и на нее стала смотреть другими глазами.

У них оказалась хорошая библиотека, я брала из неё книги. А ещё у Ивановых имелось много музыкальных пластинок с записями старинных русских романсов в исполнении Вяльцевой, Веры Паниной, Вертинского, Козина, и наших классиков: Собинова, Неждановой и Шаляпина. Мама Иры была гречанкой, со следами былой красоты. Отец - русский, литературовед и критик. Дочь в детстве занималась у знаменитой балерины Кандауровой, однако сломала позвоночник и долгое время болела туберкулёзом и лежала в больнице.

Когда поправилась, то ходила в гипсовом, а потом в кожаном корсете.

Inter-Kultur Haus-Интернациональный Дом Творчества

Вот в это время мы и подружились. Окончили школу, позже стали ходить на лекции по истории искусств в музей. Тогда он назывался "Музей изящных искусств".

Там она познакомилась и влюбилась в экскурсовода Владимира Блаватского. Он впоследствии сделался профессором. Поженились они очень романтично: Только я одна знала, где находится Ира, и мне пришлось налаживать отношения сторон. Всё закончилось свадьбой, отношения были прекрасные. Ира была ему и женой, и другом.

Она устроилась на работу в музей, ездила на раскопки вместе с мужем и занималась научной деятельностью. Однажды в Крыму, на раскопках, в жаркую погоду, она заболела менингитом и скоропостижно умерла.

В школе, в одном классе со мной училась девочка, её звали Аня Старицкая. Худенькая маленькая, с большими серыми глазами, бедно одетая и всегда грустная. Она никогда не принимала участия в шалостях, и после занятий всегда спешила домой. Подруг у нее не было, только впоследствии, когда нам пришлось ближе познакомиться, она нежно меня полюбила и подружилась со мной и с Ирой Ивановой. А познакомиться нам довелось следующим образом.

Она, как и я, жила на Зубовском бульваре, и нам иногда приходилось возвращаться вместе со школы. С ней трудно было разговориться по душам, она девочка была скрытная. Но как-то, увидев у меня интересную книгу, попросила почитать, а взамен предложила взять любую книгу из библиотеки её тёти Машуры. Я обещала к ней зайти.

На бульваре высился большой многоэтажный серый дом с красивым фасадом. Надо было войти в арку с воротами, за которыми открывался старинный особняк, где жила моя Аня. Дверь открыла очаровательная женщина, ещё не старая, очень приветливая, В ней чувствовался какой-то аристократизм, как и во всей обстановке дома. Старинная мебель, картины, ковры, и книги, книги везде.

Был какой-то хаос во всём. Видимо никто не обращал внимания на это богатство. На книгах была пыль, на креслах валялись вещи, камин в комнате, по-видимому, давным-давно не использовался по назначению, и был завален коробками. Но люди здесь жили очень интересные. Впоследствии, слушая рассказ Ираклия Андроникова "Загадка НФИ", я сразу узнала эту семью из его яркого описания встречи с.

Узнала, что их фамилия Фокины, а тётю Машуру звали Мария Марковна. Её муж был представлен Ираклием Луарсабовичем Андрониковым высоким мужчиной с "танцующей походкой", я тут же узнала интонацию его голоса, его манеру держаться, описание обстановки дома.

Архив новостей сельского поселения за - годы - Еткульский Муниципальный район

Всё до мелочей оказалось мне знакомо. Кем же приходилась им Аня? Дело в том, что она внучка писателя Владимира Короленко. Мать с отцом были очень несчастливы в семейной жизни, отец бросил их и уехал за границу, а мать вскоре умерла от чахотки, оставив двоих детей. Машура, будучи теткой, по отцовской линии, забрала их к. Брат Ани, Паша, был несколько странным мальчиком, он всего на два года был старше сестры, но выглядел почти взрослым, и производил впечатление больного.

Аня, помимо школы, училась живописи в художественной студии у Сухотиной, дочери Л. Толстого, я два раза была там, смотрела на занятия. У Ани находили явные способности к живописи и рекомендовали серьёзно этим заняться.

Свободное время она часто проводила со мной или с Ирой, вела откровенные разговоры, делилась с нами своими планами. Мать Иры Ивановой посоветовала разыскать ее отца и сама в этом деле помогла. И вот в один прекрасный день она получила вызов, и, не окончив школу, уехала в Париж к отцу.

Паша остался у тёти помогать по хозяйству, а Аня поступила в Академию художеств в Париже, откуда первое время она часто писала письма мне и Ире, очень о нас скучала, но потом письма стали приходить всё реже, и совсем прекратились. Я думаю, что жизнь её там изменилась к лучшему. В этой же школе, на один класс старше меня учился Юра Слонов, позже известный композитор. Как сейчас отчетливо помню его: На переменах он всегда играл на фисгармонии, и привлекал этим внимание товарищей. Боря был очень похож на отца, весьма серьезный был юноша, одевался скромно и славился как отличный художник.

Во всяком случае, портреты вождей, висевших в зале, написаны его кистью. Федя - совсем другой, он был "красавчик". Тонкие черты лица, орлиный нос, серые большие глаза и кудрявые светлые волосы, за что мы, девчонки, дразнили его "бяшей". Он носил светло-синее пальто с серым каракулевым воротником и такую же шапку "гоголем". Ему нравилась одна девочка из нашего класса, звали её Нина Делазари. Она была старше нас по возрасту и отличалась необыкновенной красотой.

Её прозвали "юная Кавальери". Закончив 7 классов школы, она стала сниматься в кино. Дальнейшая судьба её мне неизвестна. Был ещё и третий Шаляпин, Игорь, племянник Фёдора Ивановича.

Он почему-то жил с ними на Новинском бульваре. Высокий толстый с добрыми полными губами, весельчак, он был неравнодушен к моей подружке Юле, и все перемены ходил с нами. Как-то пригласил нас к себе, в дом Шаляпина. Мы были в комнате, где висел портрет жены Шаляпина во всю стену.

Открыла дверь нам старшая дочь Фёдора Ивановича - Ирина. Подробности визита к ним я не помню. Закончились школьные годы, и судьба разбросала всех в разные стороны. Кто пошёл учиться дальше, кто - работать. Встречи были редкие и случайные. Опять я возвращаюсь к дому на Зубовском бульваре. Там тоже произошли перемены. Я уже писала о семье Успенских, с которыми познакомились мой брат и мама. Так получилось, что Валентина Романовна Успенская стала упрашивать маму переехать к.

У них была большая квартира из четырёх комнат, из передней шла лестница на антресоли, где имелось ещё три комнаты. В одной - библиотека её мужа Александра Ивановича, а две другие занимал "уплотнитель". Так именовали жильцов, вселяемых по ордеру в большие квартиры. Почему-то такой сосед им не нравился, он будто бы подслушивал у них под дверьми, и они жили в вечном страхе.

Моя сердобольная мама дала согласие на обмен, а мой брат был в восторге, что он сможет общаться с сыновьями, а главное, с собаками. Мне, признаться, очень не хотелось переезжать из нашей большой, удобной квартиры в эту мансарду с низкими потолками. А главное неудобство состояло в том, что кухня, ванна и туалет были на половине Успенских, и нужно было проходить через их комнату.

Но почему-то маму это не смущало, и мы переехали к. Их жилище было с высоченными потолками, большими окнами, а главная комната, в которой было метров тридцать, а может быть, и больше, представляла удивительное зрелище. Середину занимал огромный обеденный стол. По одной стене тянулись стеллажи с книгами от пола до потолка, на других стенах висели картины известных мастеров, главным образом, русских.

Книг было очень много, даже у нас наверху, в так называемой библиотеке стояли деревянные стеллажи, заполненные журналами, рукописями, альбомами. Там был "Исторический вестник" за несколько лет, хранились альбомы с иллюстрациями А. Бенуа, и ещё очень много интересного. Александр Иванович доверял нам всё это добро и разрешал брать книги из его библиотеки, что мы захотим, лишь бы клали обратно на место. Иногда среди книг мы находили и пустые бутылочки из-под водки.

Видимо, он приходил сюда "подкрепиться", что тщательно скрывал от жены и детей. Сам Успенский был человеком весёлым, любил пошутить, и при случае рассказать "солёненький" анекдот. Чем он занимался в то время, я не знаю, куда-то он ходил, что-то писал, но об этом никто, никогда не.

Валентина Романовна вела домашнее хозяйство.

Коммуникативные навыки в Новосибирске

Младший сын, Александр, кончал Тимирязевскую академию, дочь Ирина поступила в Университет, а старший сын, Андрей, уже где-то работал. Он был угрюмый человек, и я его побаивалась. Были у них замечательные собаки: Сыновья готовились к охоте.

музыченко галина ивановна тюмень в знакомствах

Обычно они ездили в одно место, где-то в районе озера Селигер. Тюмень Агулова Татьяна Константиновна, г. Сызрань Агуреева Елена Юрьевна,г. Киров Алешко Виктор Викторович, г. Ухта Амиров Дамир Фаритович, г. Уфа Артёмова Ольга Геннадьевна, г. Армавир Астафурова Лада Николаевна, г. Ахмедова Светлана Викторовна, г. Белова Виктория Владимировна, г. Армавир Белорусова Любовь Юрьевна, г. Тюмень Березина Дарья Юрьевна, г.

Темиртау, Казахстан Бердиева Жанна Леонтьевна, г. Ставрополь Бобух Оксана Юрьевна, г. Сургут Брюхова Марина Анатольевна,г. Вагина Инесса Вячеславовна, г.

музыченко галина ивановна тюмень в знакомствах

Навашино, Нижегородская область Ванчурова Ксения Владимировна, г. Сызрань Вахрушина Гульнара Рафиковна, г. Верхотурова Лариса Андреевна, г. Благовещенск Галузина Галина Владимировна, г. Москва Гандрабура Юлия Валентиновна, г. Северодвинск Гармашева Галина Геннадьевна, г.

Минеральные Воды Гатиятуллина Флорида Маратовна, г. Октябрьский, Башкортостан Глазова Александра Юрьевна, г. Ногинск Глазова Ирина Александрвна, г. Ногинск Голубева Наталия Геннадиевна, г. Северодвинск Градова Ирина Владимировна, г. Калининград Григорова Анна Александровна, г. Ярославль Григорьев Павел Вадимович, г. Рязань Гришина Светлана Алексеевна, Г. Орел Грисько Елена Михайловна, г. Благовещенск Груздева Екатерина Викторовна, г. Петрозаводск Гурина Елена Владимировна, г.

Ухта Демиденко Мария Ефимовна, г. Дербуш Наталья Михайловна, г. Омск Евелина Лариса Петровна, г. Ефименко Лилия Дамировна, г. Волгоград Зуйков Виктор Викторович, г. С-Петербург Зуйкова Лариса Владимировна,г. Петропавловск - Камчатский Иванова Ирина Валентиновна, г. Ярославль Иволоци Сергей Александрович, г.

Подольск Исаков Николай Николаевич, г. Сергиев Посад Ишметов Руслан Фаритович,г. Москва Казымов Дмитрий Анатольевич, г. Пермь Казымова Марина Витальевна, г. Пермь Карабанов Вячеслав Олегович, г.

Ставрополь Карманова Елена Валерьевна. Пермь Карпова Надежда Анатольевна, п. Касько Марина Николаевна, г. Каштальянова Ольга Владимировна, Карелиягород Суоярви.